Хулио – хороший парень!

– Niki, please, ask your mom whether I can use some swear words? (Ники, спроси, пожалуйста, у своей мамы, можно ли употребить пару непечатных слов?) – молодой шотландец Пол казался хозяином застолья. Обеспечивая всех напитками, он явно сочинял праздничный тост.

Мы зашли в Украинский культурный клуб в Лондоне вечером 24 августа, в День независимости и через полгода после начала войны. В зале было людно, шумно и красочно. Гости в самых разных вышиванках смешались с организаторами митинга и праздника, недавно закончившихся на Даунинг стрит. Пришли танцоры в красных шароварах и разноцветных лентах, и местные завсегдатаи клуба вынуждены были потесниться, освобождая как можно больше места. Никита устал во время митинга, и у меня был сложный день, поэтому мы хотели только забрать старый пылесос, оставленный нам вместе с другой полезной утварью чудесной русской семьей, которая после двадцати лет жизни в Лондоне вернулась в Россию. Ох, знали бы они, где их пылесос провел два дня…

Однако это Украина! Нас тут же усадили за стол, снабдили варениками и тарелочкой с «ryba pod odeyaloм», как называют американцы селедку под шубой. Так мы оказались за одним столом с Полом. Тут еще был полный и громогласный ирландец, настойчиво рассказывавший обо всех своих знакомых, когда-либо бывавших в Москве. Экзальтированный студент-бухгалтер, киевлянин австро-венгерского происхождения, донимал Никиту неуместными шуточками, пока я обсуждала ядерную энергетику с японцем Южи родом из окрестностей Фукусимы. Когда началась война, он почему-то учил русский язык в Киеве.

Только Пол уже было начал поднимать бокалы, как к нашему столу присоединилась вновь прибывшая группа украинской молодежи. И все повторилось: ирландец срочно принялся заполнять пробелы у новичков, бухгалтер Артур (Антон, Артем или Арамис?) прицепился к их шарикам, еда, знакомства, приветствия, рукопожатия…

Наконец Пол решительно встал:

– Путин – хулио! – выдал он свой тост на русском языке, и руки с бокалами инстинктивно потянулись к центру стола.

– Stop, stop, stop! Julio is likely a good guy! При чем тут Хулио? – весело возмутилась молодая женщина в венке из подсолнухов и с накинутым на плечи украинским флагом.

– Вот именно! – сказал кто-то: – Julio Iglesias хорошо поет!

– Пол, скажи «Й»! – начала шутливый урок украинка. – Кроме того, в этом слове вообще нет буквы «И». Ну, давай, попробуй, – напирала она на смутившегося Пола.

– Путин – ХУЙЛО! – с японской точностью подменил британца Южи. 

– Слава Украине! А то все вас русскому надо учить! – обрадовались за столом и наконец чокнулись.

Видимо, этот коллектив исполняет народные танцы. Молодые люди серьезно разминались, явно готовясь к физической нагрузке. К сожалению, времени для их выступления не хватило.
Исключительно красивые украинские платья и вышиванки.

Обыкновенный Лондон

Для Миши и Танечки из Питера

Даже и без юбилейного гей-парада жители Лондона необыкновенно разнообразны. То есть обыкновенных людей практически нет, разве что я себя впервые в жизни и с удивлением чувствую серенькой мышкой. Наряды, бороды, татуировки, прически, яркие носки, причудливые головные уборы, атрибуты экзотических культов, разномастные питомцы и немыслимые средства передвижения (пожалуй, кроме метлы и ступы) перемешаны со всеми возрастами, типажами, цветами кожи, этносами и даже полами. Благообразная бабулька с неоново-зелеными волосами, веснушчатый и светлоглазый парень в индийской чалме, китаянка в украинской вышиванке. Наглухо запакованная сверху молодая мусульманка сверкает ярким педикюром. В дни того самого гей-парада вообще казалось, что костюмерам всех лондонских мюзиклов и театров без китайской пионерской формы с профессией не справиться: какие бы наряды они ни придумали, толпа в Сохо все равно будет ярче и самобытнее. Конечно, характеры и мнения оказываются еще интереснее, чем внешность. В ирландском пабе добрейшая православная богословка эпатирует публику экстравагантными политическими суждениями, воинственно пыхтя огромной трубкой. Это «легендарная» фанатка Duran Duran, добравшаяся до юбилейного концерта в Гайд-парке из такого далека, что ее путешествие уместно назвать паломничеством. Хозяйка нашего “Эйрбиэнби” (Airbnb) пустила нас к себе, пока мы ищем жилье, так как сама уехала с сыном в белогвардейский летний лагерь во Франции. Ее квартира – без телевизора и дивана перед ним, зато с африканской скульптурой, старинной шотландской мебелью, клюшками для поло и чемоданами книг по гебраистике – выдает незаурядного человека с легким характером. 

London 2022, Irina & Nikita Druzhinins
В XIX веке в этой бутылковидной печи прожигали горшки и кирпичи, а район вокруг был одним из беднейших в городе. London 2022, Irina & Nikita Druzhinins
London 2022, Irina & Nikita Druzhinins
Tate Modern, London 2022, Irina & Nikita Druzhinins

Наверное, колониальная история сделала британское общество не только терпимым и инклюзивным, но и искренне открытым для разнообразия. Коллеги в Королевском ботаническом саду расспрашивали про Китай и впечатления от Лондона, но первостепенный в Австрии вопрос: «Where are you from?» – задавали, только когда речь заходила о политике. Таксист в Uber сообщил, что он афганец и недолюбливает Лондон, но все-таки перевез сюда всю семью, включая родителей и братьев. Еще он мне рассказал, что хотел стать врачом, но в итоге всего лишь имеет степень по высшей математике. Ок, «математика ум в порядок приводит», вспомнила я слова Ломоносова и, как оказалось, не случайно: мой водитель уже декламировал стихи Пушкина на русском языке с непривычным акцентом и жаловался на московские взятки. «Чопорные британцы» кажутся внутренне свободными. Ну а если ты сам личность, то и самобытность других вызывает уважение и интерес. Хозяева маремма – огроменной собачищи, рядом с которой наш лабрадор кажется шавкой, спокойно вошли в многолюдное кафе, так как были уверены, что и маремма, и другие посетители будут рады обществу друг друга.

London 2022, Irina & Nikita Druzhinins
Эта итальянская овчарка размером с пони. London 2022, Irina & Nikita Druzhinins
London 2022, Irina & Nikita Druzhinins
А голова маремма похожа на медвежью. London 2022, Irina & Nikita Druzhinins

Глядя на детей, весело плещущихся в фонтане Музея Виктории и Альберта, и загорающих на берегу родителей со всего света, я думала, что, наверное, тут очень трудно выделиться из общей массы или сделать что-то необычное. Однако у нас получилось.


Однажды субботним солнечным утром мы гуляли с собакой по малолюдным улицам в окрестностях Голландского парка и что-то оживленно обсуждали. Переходя дорогу на нерегулируемом перекрестке, мы ускорили шаг, чтобы не задерживать притормозившую машину. Машина бибикнула, а мы пошли дальше. Белые дома с псевдоантичными колоннами, синими дверями и медными кольцами, кирпичные стены, яркие шапки гортензий, зрелые грозди рябины на фоне синего неба так и просились в кадр фотоаппарата. Вдруг рядом с нами резко взвизгнули тормоза и раздался гневный вопль водителя той машины: «А кто будет спасибо за вас говорить, чертовы ублюдки?» Джентльмен за рулем так искренне сердился, что мы сначала очень испугались и не поняли всю комичность этого урока вежливости. Зато теперь мы научились вести себя как настоящие британцы и с удовольствием благодарим все машины на светофорах, извиняемся, проходя мимо кого-либо, и всегда здороваемся с водителем автобуса. Пожалуй, обыкновенными в Лондоне бывают только доброжелательнось, любезность и готовность помочь. А наш гневливый автолюбитель – это то исключение, которое надежно подтверждает правило.      

Wimbledon, London 2022, I. Druzhinina
London, I. Druzhinina, August 2022
London, I. Druzhinina, August 2022
London 2022, I. Druzhinina
Чай со сливками в церкви. London 2022, I. Druzhinina
London 2022, I. Druzhinina
London 2022, I. Druzhinina
London 2022, I. Druzhinina
London 2022, I. Druzhinina
London 2022, Irina & Nikita Druzhinins
London 2022, Irina & Nikita Druzhinins

Хоть мы переехали уже больше месяца назад, это первая чаинка из Лондона…